Содержимое о корзине
Товаров:
Сумма, руб:
Пользователям
Рубрикатор
DVD
Информация

Глеб (Андрей Зайцев) [2002, документальный фильм, DVDRip]

Код: 563178

Глеб (Андрей Зайцев) [2002, документальный фильм, DVDRip]

Цена: 200 руб

Статус: Есть на складе
КИНОТЕАТР.DOC: фильм Андрея Зайцева
Глеб
Производство: Андрея Зайцева
Год выпуска: 2002
Жанр: Документальный фильм
Режиссёр и автор сценария: Андрей Зайцев
Оператор: Андрей Зайцев
Продюсер: Андрей Зайцев
Продолжительность: 53:04
Фильм рассказывает о двух днях из жизни 3-х летнего ребенка. Двух днях, которые навсегда изменят его жизнь. Все начинается с обычного для Глеба дня: Подмосковье, дача, мама, читающая удивительную книжку, папа, строгий дедушка, излишне заботливая бабушка. Футбол. В конце дня долгие сборы и возвращение на машине в Москву, в которой не был долгое лето. Будят очень рано. Ничего не объясняя, наспех одевают, кормят. Резкий холодный московский ветер. Долгая дорога куда-то. Незнакомое здание, тусклый свет длинного коридора, много кричащих шумных детей с родителями. Глеба приводят в детский сад.
Призы:
Главный приз на Х Кинофестивале «Окно в Европу» (Выборг, 2002)
Диплом XIII открытого фестиваля неигрового кино «Россия» - «За точные наблюдения из жизни ребенка в современном мире» (Екатеринбург, 2002)
Качество: DVDRip
Формат: AVI
Видео кодек: XviD
Аудио кодек: MP3
Видео: 720 x 544 (1.32:1), 793 KB/s, 25 FPS, 8,099 B/px
Аудио: 48 kHz, 192 KB/s (CBR), 2 Ch
Мнения о фильме (журнал «СЕАНС» №31):
Александр ДЕРЯБИН В свое время «Глеб» разделил аудиторию на два непримиримых лагеря. Одни кинематографисты восприняли фильм как дневник социализации ребенка, другие — как нескромное самолюбование родителей Глеба (оба — кинематографисты), эдакое home video «для своих». Сегодня очевидно, что первое мнение отнюдь не противоречит второму. Фильм действительно снят как home video (и в данном случае это, как ни странно, не порок), но не столько показывает пресловутую «социализацию» ребенка, сколько обозначает процесс социализации самих авторов (включая родителей Глеба). Иными словами, «Глеб» предвосхитил повсеместную эпидемию «живых журналов», которые сегодня стали одним из наиболее действенных и популярных способов «социализации на дистанции». В принципе, фильм полностью поддается «перекодировке» в большой ЖЖ-шный «пост», состоящий из цифровых фотографий и комментариев к ним. В этом и заключалась неизбежная его новизна, раздражавшая сорокалетних кинематографистов и показавшаяся столь умилительно-жизненной кинематографистам «за шестьдесят».
Борис РОГИНСКИЙ Мне кажется, фильм задуман как изображение жизни глазами ребенка, этого самого Глеба. Поэтому судить о его адекватности можно только с детской точки зрения. А я ее забыл. Но... может быть, я и видел, и слышал хаос окружающего мира, но хаос этот не был похож на подпрыгивания и шумы любительской съемки. Черно-белых снов из прапамяти я не видел. Я был не слишком отважен и весьма чувствителен, но такой безысходной агрессивности (борьба с отцом, сон с автоматом в обнимку и т.д.) и репрессивности (постоянно будящие взрослые, холод и серость города, узкие тюремные коридоры детского садика) — не ощущал. Для меня в возрасте Глеба мир был прежде всего открытием, а этого без настоящего монтажа не показать. Каким бы документальным фильм ни был.
Ян ЛЕВЧЕНКО Знакомство с детским садом — волнительное событие, первое настоящее испытание для маленького человека. Наверное, до Зайцева такой достоверности не удавалось достичь никому. В фильме жизнь трехлетнего Глеба делится между постоянной неизвестностью наяву и предсказуемо повторяющимся сном.
Солнце сквозь ветки, колосья на ветру, вагоны на снегу, трапеза крестьян, облепленных мухами, — чья-то черно-белая память, заблудившаяся внутри Глеба, который никогда ничего подобного не видел. Сны из прошлой жизни снятся мальчику на даче и в городе, с них фильм начинается, ими же и заканчивается. Социальный шок от детского сада отражается в единственном цветном сне, компенсирующем краткий, но ощутимый отрыв от семьи. Папа беседует с дедушкой, бабушка на той же веранде, мама читает Глебу книжку, где есть картинки, и на одной — кот, похожий на тучу. Пробуждение означает сдвиг перспективы — зритель снова вне тела мальчика. И это потрясающе, потому что очень просто.
Алексей ВОСТРИКОВ Можно бесконечно смотреть, как горит огонь и как течет вода. Столь же бесконечно можно любоваться мальчиком Глебом. Мальчик милый. На него одного четверо взрослых, каждый из которых убежден, что «Kids must be happy!» Идиллическая бесконфликтность, даже до-конфликтность. Пятьдесят минут бессознательного самовыражения. Реконструкция сновидений, в которых выплывает генетическая память в виде фрагментированной дореволюционной кинохроники (очень сомнительно во всех отношениях). А дальше-то что? Автор умышленно оставляет своего героя, бросает его на границе невинности: первый день в детском саду, мы увидели и других детей (уже не таких милых), и воспиталку с нянечкой. А Глеб еще ничего не понял. То есть именно здесь и начнется настоящая жизнь, но мы ее так и не увидим. Глеб останется для зрителя ангелочком с поздравительной открытки.
Последние слова в кадре: «Вставай! Пора на работу! Всем пора на работу!» — наверно, к зрителям имеют не меньшее отношение, чем к героям. Действительно, хватит тормозить (пусть даже и с самыми светлыми чувствами), пора и делом заняться.
Виталий МАНСКИЙ Мне очень понравилась легенда, сопровождающая фильм. Что режиссер картины был с ног до головы одет в черный костюм и старался всегда находиться в темном углу. Для того, чтобы слиться с окружающим пространством и предъявить зрителю реального героя. Пожалуй, картина «Глеб», если давать ей оценку одним словом, была самым многообещающим фильмом последних лет. Я так же хорошо помню первый опыт Зайцева «Мой дом», который был снят из окна собственного дома до фильма «Тише!». И мне очень жаль, что эти надежды пока не реализованы.
Елена ГРЕМИНА Говорят, что нет ничего более трудного в кино, чем работать с детьми. Если так, автору удалось достичь уникального результата. Не представляю, как ему удалось остаться незамеченным для ребенка. Как будто светлая история о том, как мальчик из благополучной семьи идет в детский сад и делает первый шаг во взрослую жизнь. Даже если эта история таковой лишь прикидывается. Она — страшная, и она про отношения человека с социумом. Даже если этот социум состоит из пятилетних детей.
Андрей ШЕМЯКИН Ребенок, как сталкер, запущен в мир, существующий на границе двух социумов: уютного, домашнего, защищенного — и жесткого, организованного по формальному принципу. Интерпретация ленты может быть любая, все возможно и ничего не обязательно. Что и делает ее близкой тем моим коллегам, кто считает, что современное искусство вообще должно рождаться только в интерпретации. Я предложу свою версию. По идее, либо Глеб должен перестать расти, как герой «Жестяного барабана», либо вторая часть ленты должна быть того же объема, что и первая. Тогда можно было бы оценить эксперимент с точки зрения визуальной антропологии, к которой картина Зайцева тяготеет.
Марина РАЗБЕЖКИНА Первый день несвободы. Первый день нелюбви. Первый день, когда не понять: отчего все так изменилось? И зритель перед экраном: от первого умиления смешным малышом, к нарастающему сочувствию и узнаванию. Это же и с тобой было, и ты знаешь, что не помочь, самому все пройти надо. Редкий случай соучастия в документальном кино. Чаще разглядываешь чужую жизнь. Здесь — свою.
Василий СТЕПАНОВ Я не помню свой первый день в детском саду. У меня там работала мама, так что никаких проблем с акклиматизацией я тогда не испытал. Зато первый раз в первый класс я пошел с непередаваемыми ощущениями. И «Глеб» — прекрасное напоминание о всех подстерегающих нас в жизни травмах такого рода. Парадокс в том, что явленные «Глебом» фобии (боязнь новых людей и незнакомых обстоятельств) не кончаются с совершеннолетием и не оставляют человека с получением паспорта, аттестата или диплома. Значит ли это, что все мы всего лишь стареющие дети?
Константин ШАВЛОВСКИЙ Открытием фильма «Глеб» стала для меня картофелечистка, которую крутит папа-Хлебников, в то время как Хлебников-сын бегает с палкой-копалкой по участку Человек, не знающий дачной жизни, в армии не служивший, я вот только из кино узнал об этом чудесном гэджете. Как мне потом объяснили, главное тут — не увлечься, иначе картофель выйдет размером с перепелиное яйцо. Впрочем, устройство детсадовской картофелечистки, в которую попадает человек-скороговорка Глеб Хлебников, удивило меня не меньше. И это — целиком заслуга режиссера.
Елена ГРАЧЕВА Начало этого фильма скорее раздражает. И архивные вставки кажутся претенциозными. И камера чересчур демонстративно установлена на уровне глаз ребенка (не слишком ли просто?). И градус умиления-любования что-то зашкаливает: мама, я тебя охранять буду, дай мне автомат, я с ним засну, — режиссер со своей камерой чуть не под одеяло к ребенку с мамой лезет с драматургическими целями, чтобы подчеркнуть теплоту и уют того мира, из которого ребенка скоро выдернут. Но как только ребенок оказывается в детском саду, режиссер как-то перестает настаивать на этих своих «придумках» — начинается настоящая жизнь и настоящее кино. Сначала очень страшно, правда, — так напряженно ребенок пытается устоять перед рухнувшим на него чужим пространством. Но постепенно напряжение сменяется настороженным любопытством; чего стоят только глаза над чашкой, за которую ребенок спрятался, укрылся, а глаза все-таки вылезли и смотрят — туда-сюда, туда-сюда. И кажется, что все уже не так тяжело и страшно, и ребенок даже говорит маме, что так веселился, так веселился в садике — и тут обхватывает ее обеими руками да и прилипает навеки со скрытой мольбой... Отлепят и отправят в садик как миленького. Деваться некуда. Да и незачем... Здравствуй, жизнь. Тут и архивные вставки на место встали.
Сергей МИРОШНИЧЕНКО «Глеб» — вроде бы лишь один из многих фильмов, снятых на miniDV. Но от других подобных фильмов его отличает очень сложная драматургия. Которая делает «Глеба» одним из самых интересных портретов маленького человека. Очень верно передано взаимоотношение ребенка и окружающего мира. Фильм получил много призов — но должен был получить еще больше.
Рецензия (журнал «СЕАНС» №31):
ЕВГЕНИЯ ЛЕОНОВА - ПОМОГИТЕ, Я НОРМАЛЕН
Первые минуты напоминают необязательное home video. Папа, мама, мальчик четырех лет, его зовут Глеб. Дачный участок, солнечное утро воскресного дня, осень, пыль в лучах света, вещи в полиэтиленовых пакетах. Обычные дачные занятия, разговоры ни о чем. Все просто, почти скучно. Но Глеб в своей стихии, среди родных. Ему хорошо. Бегает, болтает, развоевался и замахнулся на маму палкой, мама смеется. Но вот мальчик начинает возить машинкой по клеенчатому столу — и становится ясно, что это не приглаженные «домашние заготовки», а четко выстроенное, продуманное, грамотно смонтированное кино с трехактной драматургией в каждой сцене: ее создают монтаж, движение камеры, ритм и развитие событий. Движения машинки то медленнее, то быстрее, а вот игрушка упала под стол, мальчик поднимает ее, игра продолжается. На дворе — большая машина с открытым багажником, из него дыбом торчит матрас. Семья переезжает в город.
«Ну, что, Глеб, рад, что едешь в Москву? Надоело тебе на даче? И мне надоело», — мама, как это обычно делают родители, вкладывает в уста ребенка свой ответ. В дороге Глеб спит. Проснувшись, ударяется головой и ревет. Камера находится близко к персонажам, прослеживает их движения, мимику, выражение глаз — и мы, без слов и объяснений, видим: на обстоятельства, для взрослых проходные, ребенок реагирует иначе.
Утром следующего дня Глеба будят: «Глеб, мы опаздываем». «Куда?» «Туда, где много игрушек и детей». «А что это за место?» Мама молчит, как молчат взрослые, когда не чувствуют уверенности в том, что делают. У мамы расстроенное лицо, папа дает сыну конструктивные установки: «Тема плачет, ты его защищай!» Тема — ровесник Глеба, сын приятелей или соседей, — действительно обливается слезами: «Я не хочу туда, я хочу домой!» «А шарик? А у меня в кармане шоколадка!» — это мама Темы. Знакомые фразы, выдающие беспомощность и бессилие; попытка переключить внимание ребенка, постыднейшим образом переводя язык чувств на язык предметов. Теме сейчас меньше всего на свете нужны шарик и шоколадка. Нужна мама, и он страшно кричит. Маму Темы вот-вот хватит удар, на маме Глеба нет лица, но путь продолжается. И с улицы — в узкий подъезд, на темную лестницу, в предбанник со шкафчиками. Воспитательница — молодая, симпатичная — улыбается. «Ну, Глеб, давай знакомиться!» Глеб смотрит обалдело. Глаза расширены. Насупился, но не плачет: слишком растерян.
Он немного оживится, когда зайдет разговор о животных. На улице поиграет: подражая папе, станет говорить по желтому пластмассовому мобильничку. Зато после тихого часа едва не расплачется — вторжение чужой реальности особенно болезненно, если оно заступает на свою, «домашнюю» территорию.
Ребенок дезориентирован, готов сдаться, но приходит мама. И Глеб улыбается. Впервые за этот длинный тяжелый день. Как человека, избежавшего страшной катастрофы, его «пробивает» на поток безудержной радостной речи. Но рассказ его не соответствует тому, что мы видели. Утром его снова разбудит голос: «Глеба, пора вставать! Тема ждет. Пора на работу!» «Кому?» «Тебе и мне. Всем пора».
...«Мой первый документальный фильм, «Мой дом», пригласили в Висбаден, — рассказывает Андрей Зайцев. — На кинофестивале я оказался один. Я попал в ситуацию чужого, незнакомого мира, законов которого не понимал. Мне так захотелось домой, что даже стыдно стало: что я, маленький, что ли9 В этот момент я понял, что испытываю то же, что чувствовал в первый день в детском саду. Правда, в отличие от Глеба, мужественно вынесшего испытание, я целый день прорыдал в углу. Я вернулся с намерением сделать кино о первом дне в детском саду и сразу узнал, что сын моих знакомых, Глеб, в сентябре отправляется в сад. На съемку я потратил три месяца, на монтаж — больше года». Режиссер снял картину на собственные деньги. Перед началом съемок он провел в группе детсада две недели — пока дети и взрослые не перестали на него реагировать. В картине нет ни одной поставленной сцены, нет игры на камеру. Естественное поведение. Синхронный звук. Гул города, разговоры, бытовые шумы. Титры на черном фоне. Никаких излишеств, лишних фраз, объяснений, подсказок, ассоциативного монтажа. Настоящая драма суха.
По интонации, лаконичности, выразительности и изначально доброму, внимательному отношению к своему герою «Глеб» напоминает фильм Вайды о Корчаке, вернее — о его «методе» отношения к детям. Там доктор, поставив ребенка перед рентгеновским аппаратом, показывал, сколько ударов в минуту обычно совершает сердце малыша и как оно начинает биться, если ребенок оказывается в травматичной для него обстановке. Андрей Зайцев поступает аналогично, показывая, что необходимость повиноваться обстоятельствам, поступать «по-взрослому», «как нужно», может оставаться для ребенка неосознанной, и тогда, соглашаясь с неизбежным, он страдает. Сердце, характер, внутренний мир ребенка подвергаются мягкому, но насилию, и ребенку нечего ему противопоставить. Так, без истерики, поучений и эмоционального шантажа, Андрей Зайцев снял очень простое кино о том, что незаметно для постороннего глаза происходит внутри человека.
Большинство нынешних неигровых картин посвящено людям без крыши над головой, больным, беженцам, нелегалам, заключенным: за основу повествования выбирается социальный или физиологический дефект. Такие люди и фильмы лучше вооружены против общества, им есть что ему предъявить. Но за кадром кинодокумента остается огромный мир обычного человека. Такого, как Глеб.
Об авторе:
Андрей Зайцев родился в Москве в 1975 году.
Закончил факультет журналистики Московского Государственного университета (1997) и Высшие курсы сценаристов и режиссёров (мастерская А.Н.Митты, 1999).
Режиссер документального кино. Фильмы: «
Мой дом» (2000), «
Глеб» (2002).
Дебют в игровом кино - фильм «
Плакат» (2006):
:

Размер: 374MB
Количество дисков: 1


Рекомендуем:
Одесса / Odessa (Жан Лодс) [1936 г., Документальный, исторический, VHSRip]
Все Вертовы (Владимир Непевный) [2002 г., документальный, история кинематографии, биографический, TVRip]
Тебе Фронт! (Дзига Ветров) [1942 г., Документальный, Пропаганда, TVRip]
Фрагменты программы ДРЁМА (Владимир ЕПИФАНЦЕВ) [1995 г., Трэш-Арт, VHSRip]
В реальном времени (Сергей Дебижев) [2002 г., короткометражный документальный фильм, VHSRip]
Количество:
-
+
Купить
Доступно: Общая сумма:

Добавить для сравнения

Вернуться назад


Часто просматриваемые: Okinawa toide: Motobu RyuKyu bujutsu Moudi, kyoshi Hubert Laenen
Глеб (Андрей Зайцев) [2002, документальный фильм, DVDRip]
The Brainy Baby Company, LLC | Гениальный ребенок/Brainy Baby [2006] DVDRip
Atmosphere Studio Album Templates Children vol.4
Учебный диск по Ашихара карате
Kёкусин Будокай Дантест
Бандолеро! / Bandolero!
Семинар Кёкусин Будо Кайкан с участием Йона Блюминга
Кабаре Маски Шоу.ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ.5-я серия из 17 [1995 г., Комедийный сериал,VHSRip]
Георгий Делиев И Алена Виницкая-Тумба-Буги [2006 г., Рок, TVRip]
 
Яндекс.Метрика